Дмитрий Чистяков: «У нас нет на поле батьки, который будет орать и пихать»

Дмитрий Чистяков дал большое интервью перед матчем «Спартак» – «Зенит»

– Весной «Зенит» играет и в два, и в три центральных защитника, меняя схему по ходу матчей. Ты уже освоился?

– Прекрасно себя чувствую и в двойке, и в тройке. Самое главное – играть. Я для себя не вижу никаких проблем, а остальное решать тренеру.

– Ты рассказывал, что ездил на просмотр в «Рубин» Курбана Бердыева. Сесар Навас тогда уже закончил?

– Он был. Кажется, приехал по ходу сбора и подписал контракт еще на год. Я его застал и немного потренировался с ним.

– Я почему спрашиваю, у Наваса в «Рубине» Бердыева была очень важная роль – руководить обороной команды. На тебя в «Зените» такие обязанности упали, когда ты начал играть центрального в тройке?

– Наша позиция предполагает, что всегда видим все поле, а поэтому всегда должны подсказывать и руководить командой. Я не могу сказать, что у меня самый громкий голос, но я стараюсь подсказывать и делать то, что требует Александр Геннадьевич Анюков.

– Более-менее понятно, какой тренер Сергей Семак, а каков Александр Анюков?

– Он тоже очень спокойный. Обычно собирает нас, защитников, на теоретических занятиях, где мы смотрим и разбираем игровые моменты по видео.

– Весной Ярослав Ракицкий уехал, Деян Ловрен травмирован – вся оборона оказалась на тебе. Чувствовал повышенную ответственность?

– Я бы не сказал, что все оказалось на мне. Я не хочу себя превозносить. Хочу, чтобы все вместе мы старались обороняться успешно. Так что определенная ответственность, конечно, есть, но она распределяется на каждого из нас.

– От кого больше подсказа идет на поле?

– У нас нет на поле батьки, который будет орать и пихать. В команде нет дедовщины. Вместо этого мы все вместе стараемся играть дисциплинированно и подсказывать друг другу, а если кто-то ошибся, то будем вместе исправляться. Даже с иностранцами стараемся вести диалог на поле – чуть-чуть на английском, какие-то слова на испанском и даже на русском что-то они уже знают. Так что все друг друга чуть-чуть подбадривают.

– И все же зимой «Зенит» в основном наигрывал вариант с обороной Ловрен – ты – Ракицкий, а в итоге все совсем поменялось. Твоя игра изменилась от этого?

– И да, и нет. Понятно, Ярик всегда начинал атаки. Моей работой в основном было подчищать и отдавать ему. Но Дуглас и Алип имеют хороший первый пас, поэтому в какой-то степени моя игра не изменилась. У меня нет сильного первого паса, так что, как и раньше, я стараюсь играть на своих лучших качествах – успешно вести единоборства.

– Нуралы Алип – это еще не Ракицкий?

– Я не знаю, но у него тоже хороший первый пас и вообще он квалифицированный футболист.

– Я слышал на тренировке, что ты дал ему погоняло – Нури Шахин.

– Неужели это я сказал? Это были просто мысли вслух (смеется).

– Быстро нашли с ним общий язык?

– Да, Нурик хороший парень. Как раз в последнее время неплохо общаемся с ним.

– Помимо защитников, у «Зенита» весной менялся вратарь. Знаю, что многие защитники комфортнее себя чувствуют, когда сзади играет опытный голкипер. Когда Даниил Одоевский вышел играть в воротах, волнения не прибавилось?

– Вообще нет. Одоевский – офигенный вратарь! Он вышел на ответственейший матч не случайно. Со своей стороны, наоборот, хотелось сыграть как можно лучше в обороне, чтобы минимизировать количество атак на наши ворота.

Источник