Георгий Черданцев: «Продаст ли Федун «Спартак»? Есть цена, не подъемная ни для кого»

Комментатор «Матч ТВ» Георгий Черданцев поделился мнением о поражении «Спартака» от «Легии» (0:1) в матче 1-го тура группового этапа Лиги Европы.

— Заслужил ли «Спартак» поражение от «Легии»?

— Здесь, в отличие от «Зенита», соперник был другого уровня, поэтому некорректно сравнивать. Но тут и результата нет, зацепиться не за что. То, что команда, играя на своем поле против представителя чемпионата Польши, нанесла 20 ударов по воротам — да, молодцы. Нанесли, но не забили же ничего. Поэтому, конечно, вопросов очень много. Мне кажется, сейчас футбольную составляющую жизни «Спартака» обсуждать странно, учитывая то, что происходит в клубе. Футболисты же живые люди, и тренер тоже живой человек. Они не роботы из компьютерных игр. Они так или иначе реагируют на происходящее вокруг команды, их нельзя полностью изолировать от инфополя: не давать им ничего читать, не давать смотреть соцсети, телеграмы и так далее. Поэтому, я думаю, это все, конечно, негативно влияет на команду.

— Продаст ли Федун в скором времени «Спартак»?

— Есть цена, которую он назвал. Эта цена неподъемная ни для кого. Во-вторых, футбол — это бизнес. Я знаю людей, располагающих средствами, чтобы купить «Спартак», они любят его и болеют за него, но покупать не будут по двум причинам. Во-первых, потому что это не благотворительность, отвалить такое количество денег даже за любимый клуб — глупость. Деньги пойдут же не в благотворительный фонд, а определенным физическим лицам. Обогащать их за счет «Спартака» ни один потенциальный покупатель не захочет. Все-таки в первую очередь это бизнес. Во-вторых, я, конечно, не экономический аналитик, но нетрудно сообразить, что когда ты что-то приобретаешь, ты должен понять — что именно.

Я думаю, у нас слабое представление об активах «Спартака»: что конкретно предлагается потенциальным покупателям помимо названия. Там же очень много вопросов. Классическая эмблема «Спартака» футбольным клубом не используется, «Спартак» использует похожую, но другую. На кого она зарегистрирована и сколько она стоит — я не знаю. Что еще принадлежит «Спартаку»? Стадион — нет, они аренду платят. Куча вопросов, что именно продается и что именно покупается. Может, конечно, появятся иностранные инвесторы, но тоже вопрос спорный, насколько им интересна эта история. На сегодняшний момент, полагаю, российские инвесторы на такую сделку не пойдут.

— Нужно ли менять тренера?

— Этот вопрос сейчас неактуален. Тренер не может работать в отрыве от клуба. Должна быть система. Тренер приходит в систему. Если ее нет, то кого угодно зовите — Зидана, Моуриньо, Клоппа, — это будет абсолютно бесполезно. Невозможно работать в структуре, в которой отсутствует нормальная система управления. В футболе это не менее важно, чем в любой другой структуре. Поэтому тут не в тренере дело. Другой вопрос, что человек сам подставил себя. У меня лично нет никаких переживаний за него. Ты сначала изучи вопрос: куда ты едешь работать; что тебя там ожидает, прежде чем подписывать контракт. Человек должен был взвесить все за и против. Это не тот случай, когда ему нужно сопереживать. Надо было оценить все риски перед тем, как подписывать контракт.

— Такое начало сезона — провал?

— Я смотрю футбол с конца 70-х. Конечно, в силу возраста не помню, как «Спартак» вылетал в первую лигу. Были всякие времена: на рубеже веков, например. Но опять же, если бы в начале 2000-х, когда трибуны скандировали: «Чемодан! Вокзал! Ростов!», были такие же соцсети, как теперь, резонанс 20 лет назад был бы совсем иной. Просто сегодня медийное пространство стало гораздо шире, чем оно было раньше. Поэтому некорректно сравнивать. Сейчас реакция общественности настолько резкая и бурная, что это не может не бросаться в глаза. Но это эффект медиаполя. А так проблемы в клубе и в игре далеко не первый раз уже. Про открытое письмо капитана команды Дмитрия Аленичева забыли уже, наверное. Представляете, что было бы, появись такое письмо сегодня? У блогеров вскипел бы мозг!