Герман Зонин привел луганскую «Зарю» к званию чемпиона СССР-1972 и мотивировал Валерия Лобановского

Донбасс – край суровых и темпераментных работяг, накачивавших силой и энергией индустриальное сердце СССР. Особенно мощно Луганск и Донецк развивались в послевоенные годы – богатые коксующимся углем шахты привлекали народ со всей страны огромными зарплатами. Здесь даже в перестроечные времена полки магазинов ломились от продуктов, а на улицах машины с ростовскими номерами встречались чаще местных. Жители соседних областей сметали дефицитные колбасные изделия и везли на продажу в Москву.

Главная гордость и отдушина луганчан (тогда еще ворошиловградцев) – футбольный клуб «Заря». Не особо блиставшая до войны команда начала набирать силу в 1960-е с приходом на пост первого секретаря области Владимира Шевченко и молодого амбициозного тренера из Ленинграда Германа Зонина. Партийный босс обожал спорт – за время его правления в области было построено 58 стадионов, огромный ледовый дворец спорта в Северодонецке, 39 плавательных бассейнов, 11 теннисных кортов, около двух тысяч спортивных площадок. Зонин же внедрил в «Заре» новую систему тренировок.

«Я разработал научный метод тренировок и предыгровых разминок, – признавался тренер. – Главный упор делал на скорость и увлекательные упражнения. Считал, что каждое из упражнений имеет смысл, если заканчивается ударом и взятием ворот, то есть работает на гол. Мы в «Заре» тогда применили так называемую аритмию – управляемую смену ритма действий. Отрабатывали ее до седьмого пота». Позже эту методику подготовки доработает и усовершенствует великий Валерий Лобановский.

В 1967-м «Заря» поднялась в высшую лигу и в этом же году в клубе учредили селекционный отдел, прикрепленный к областному партийному комитету. Для построения конкурентоспособной команды не жалели денег, которые вливались в клуб от 600 предприятий области. В Счастье отгрохали современную базу – такой обладала не каждая столичная республиканская команда. В те же годы начал работу знаменитый луганский футбольный интернат, воспитавший Заварова, Онопко, Юрана, Семака и множество других самородков.

Шахтерские деньги и авторитет Зонина привлекли в «Зарю» опытных Йожефа Сабо и Владимира Онищенко, Сергея Кузнецова, перспективных Михаила Фоменко, Юрия Васенина, Михаила Форкаша, Юрия Елисеева, Владимира Малыгина, Владимира Старкова и Сергея Морозова. Мог оказаться в команде и Анатолий Бышовец, но запросил большую зарплату. «Толик все о себе беспокоился. Потом только о команде – хотел получать 500 рублей, – злился Зонин. – У меня только Сабо и Журавлев столько зарабатывали. Прекрасный тренер, но деньги любит, поэтому и столько лет уже не работает».

Среди местных талантов выделялись капитан Александр Журавлев, а также вратарь со сложной судьбой Александр Ткаченко. Летом 1971 года в матче чемпионата СССР «Заря» – «Зенит» Ткаченко после столкновения с форвардом гостей Поляковым впал в кому и пережил клиническую смерть. «Я пришел в себя в больнице. Голова потихоньку соображала, а тело я не чувствовал вообще – не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Глаза не мог открыть! Пролежал без движения около двух месяцев. Боль была невыносимая – голову просто распирало. Заново учился ходить – где-то два месяца понадобилось», – стонал Ткаченко. Травма не помешала вратарю вернуться на высокий уровень и выиграть золото и бронзу чемпионата СССР.

С каждым сезоном при Зонине крепкая луганская команда поднималась все выше и после пятого места в 1971 году капитан Журавлев озвучил новую цель – чемпионство в следующем году. Великая дерзость для провинциальной команды, ведь до этого за титул преимущественно сражались команды из Москвы и Киева, и лишь раз (в 1964 году) их гегемонию прервало тбилисское «Динамо».

В 1972-м «Заря» подтвердила амбиции убедительным стартом – вынесла 3:0 киевское «Динамо», раздала 3:1 «Спартаку» и казнила бесковское «Динамо» 1:0. Луганский «Лестер» продолжал сносить соперников, которые по-прежнему несерьезно воспринимали провинциалов. Ходили слухи о дипломатах денег, презентованных луганчанами командам из второй половины турнирной таблицы в выездных матчах, но ровно так же действовали и конкуренты. «Сначала игроки были приписаны к шахтам, – признался Зонин. – Потом деньги привозил председатель исполкома. Раскладывали по конвертам, я раздавал ребятам. Как я понимаю, не все деньги доходили до нас. Многие наживались на команде».

В высоких кабинетах засуетились и попытались лишить «Зарю» лидерства. Команду в полном составе командировали в Бразилию на турнир по случаю 150-летия обретения независимости этой страны. К луганчанам добавили грузина Каху Асатиани, киевлянина Бышовца, спартаковца Евгения Ловчева и Альберта Шестернева (ЦСКА), а команду назвали сборной СССР. На этом Кубке «Заря»-сборная проиграла Аргентине и будущему финалисту Португалии, а также победила Уругвай. «После возвращения домой мы отправились на матч с «Торпедо» с трапа самолета», – сокрушался Зонин. Но это не помешало луганчанам победить со счетом 4:2.

Первый секретарь обкома партии УССР Владимир Щербицкий дружил с Шевченко, но летом 1972-го у них состоялся жесткий разговор – опекун киевского «Динамо» требовал, чтобы «Заря» не зарывалась и не гневила Москву с Киевом. Региональный руководитель понимал, что для него это шанс оставить след в истории и ослушался – 29-го октября «Заря» сыграла вничью с «Торпедо» и за два тура до конца турнира стала чемпионом СССР.

Фантастический результат команды из областного центра дорого обошелся ее главному продюсеру. Случись такой демарш в сталинское время, то Шевченко могли расстрелять или посадить – после многочисленных проверок ОБХСС с подачи Щербицкого его тезку сослали в Горловку на хозяйственную работу.

«Заря» больше не взлетала так высоко не только из-за потери статусного покровителя, но и ухода Зонина. «Я совершил ошибку, когда посреди чемпионского сезона дал согласие возглавить «Зенит» в следующем году. Опасался, что лишат ленинградской прописки. Звали и в киевское «Динамо», но я отказал, предложив Щербицкому обратить внимание на Лобановского», – объяснил тренер.

В дальнейшем питерец работал с «Зенитом», ростовским СКА и тбилисским «Динамо», но больше не добился значимых успехов и завершил тренерскую карьеру в 1988-м после несчастного случая. На тренировке Малхаз Арзиани сделал прострел с фланга и мяч попал в голову тренеру. В результате удара у Зонина лопнула барабанная перепонка, было повреждено глазное дно – он посчитал это знаком свыше и ушел на отдых.

Предотвратить чемпионство «Зари» не удалось, поэтому партийной пропаганде пришлось искать в этом плюсы – пресса вещала о том, что в стране равных возможностей каждая команда способна победить только за счет мастерства и силы духа. Прорыв «Зари» изменил мышление советских людей – теперь культивировавшийся в Союзе принцип «Живи тихо, сиди и не высовывайся, не спорь с властями» больше не имел абсолютной силы. Отчасти это подтвердило чемпионство на следующий год «Арарата», а в 1980-е «Зенита», минского «Динамо» и «Днепра».

В других чемпионатах существует множество аналогичных взлету «Зари» сенсаций – чемпионство «Вольфсбурга» в 2009-м, проникновенный «Лестер» из 2016-го или свежайший пример «Лилля». Но достижение Зонина и его команды стоит выше этих успехов по одной причине. «Заря» стала сильнейшей в авторитарной стране, где все решали хотелки партийных небожителей. Луганчанам хватило воли и честолюбия сломать шаблоны и пойти против системы.

Источник