Мориц Бауэр: «Не думаю, что Бердыев произносил больше пяти предложений в разговоре со мной»