«Шахтер» не вернется в Донецк, но «Донбасс Арена» уже ждет РПЛ. Какое будущее у футбола ДНР и кто за него заплатит?

Александр Петров погрузился в сложный контекст донецкого футбола на стыке с политикой.

 

Новый «Шахтер» собрали из молодежи — средний возраст 20 лет. Правда, уровень любительский, как и у всего чемпионата ДНР

Впрочем, Донецк без «Шахтера» не остался — с 2020 года клуб с таким названием играет в местном чемпионате. Хотя новосозданный клуб никак не ассоциирует себя с командой, которая еще недавно играла в ЛЧ. Даже цвета другие: черный, синий, красный — как на флаге ДНР.

 

Главред издания «За футбол» Олег Антипов признался, что ему отсутствие преемственности было «не совсем понятно»: «Но надо понимать, что клуб создан не на пустом месте. Изначально в 2015 году образовалась команда «Юный Новоросс». Названия за 5 лет менялись: «Донецк», «Оплот Донбасса», «Шахтер Донбасса». Последнее название осталось в качестве нейминга для академии клуба. На базе этой академии и был создан уже взрослый клуб».

 

«Наш «Шахтер» действительно не имеет ничего общего с «Шахтаром» Рината Ахметова, — говорит гендиректор клуба Руслан Чередников. — Разве что название, но для команд из шахтерского Донбасса оно совершенно естественно. Здесь всегда было много «Шахтеров» — не только всем известный донецкий, но и из других городов региона.

 

У нас своя история. Уже в 2014-м, когда «Шахтар» предал вскормивший его край, многие мечтали о том, чтобы создать новый «Шахтер» — истинно народный. Но в условиях войны и экономической блокады о профессиональном футбольном клубе в Донецке говорить не приходилось. Максимум, что тогда вышло у неравнодушных к футболу людей — это организовать несколько любительских команд. Почти без финансовой поддержки, на чистом энтузиазме.

 

В 2015-м я был одним из создателей команды «Юный Новоросс». Менялись названия, но в философии нашего клуба всегда определяющей была ставка на молодежь. Большинство команд собирали у себя ветеранов, в том числе и профессионалов, мы же опирались на совсем юных ребят, выпускников местных футбольных академий. В 2018 году мы подписали соглашение между «Шахтером Донбасса» и училищем олимпийского резерва имени Бубки. Его воспитанники и сформировали костяк нынешнего «Шахтера».

 

У нового «Шахтера» действительно с отрывом самый молодой состав лиги: средний возраст команды около 20 лет, всего 7 человек родились до 2000 года.

 

На сегодняшний день «Шахтер» — вторая по силе команда чемпионата ДНР. Первая — «Гвардеец». Здесь собраны лучшие футболисты ДНР, созданы лучшие условия тренировок — команда готовится на базе бывшего «Металлурга». Во многом это следствие того, что команда создана на базе МВД республики.

 

— Инфраструктурную базу того «Шахтера» (хотя бы по академии) вы как-то используете?

Чередников: «Нет, к академии «Шахтера» Ахметова мы никогда не имели отношения. Тренируемся на базе училища имени Бубки. Команды разных возрастных категорий именуются «Шахтер Донбасса — ДУОР». ДУОР — государственное образование, куда поступают дети со всей республики. Команды проходят путь по возрастам от U15 до U17 до получения аттестата зрелости. На базе выпускников ДУОР и формируется команда «Шахтер».

 

В этом году чемпионат ДНР проводился в двух дивизионах. 6 клубов играли в Премьер-лиге, 12 — в Республиканской. Но это скорее уровень ПФЛ, если переводить на российский чемпионат. Все, кто мог, уехали — кто в Россию, кто на Украину.

 

***

 

— Команда ФНЛ, а уже тем более РПЛ — это большие затраты. Есть ли понимание, кто клуб из ДНР будет спонсировать? Есть компании или бизнесмены, которые потенциально в эту историю готовы войти?

— На любительском уровне такие люди уже помогают, им нужно отдать должное. Но если мы говорим про серьезный профессиональный клуб в чемпионате России, то я думаю, что поначалу придется рассчитывать на каких-то российских спонсоров, которых заинтересует вложение в донецкий футбол. Найти такие деньги внутри региона сейчас нереально. Первоочередные вливания пойдут на восстановление экономики и полноценный запуск промышленности — только после этого появятся структуры внутри Донбасса, которые смогут вкладывать деньги в клуб. Но для этого должен пройти не один год.

 

— То есть на первом этапе это модель такого административно-назначенного спонсора.

— Будем откровенны, в России вообще не так много людей, бегущих вкладывать в футбол. Обычно, спонсорство начинается с заинтересованности властей во вливаниях в тот или иной клуб. В чем-то да, это — политика. Что бы ни говорили, футбол — это социальный инструмент политики.

 

Не говорю, что это обязательно должна быть административно-назначенная структура, но какие-то рычаги для старта нам нужны. Как создавались команды в советское время, в том числе и «Шахтер» (вернее «Стахановец» тогда)? Деньги выделяли профсоюзы, при которых клубы формировались. МВД — «Динамо», армия — ЦСКА, «Стахановец» был привязан к угольной промышленности. Так это могло бы работать и сейчас, но, опять же, на построение заново производства в регионе уйдет время.

 

Поэтому только спонсоры из России — те, кто готовы стать участниками возрождения на Донбассе. Иначе процесс растянется на 10-20 лет».

Источник