Защитник «Динамо» Иван Ордец – о РПЛ и УПЛ, «Шахтёре», Лиге чемпионов, Ракицком, сборной Украины и дерби со «Спартаком»

Первый раз в жизни я брал интервью на пляже летом 2014-го – у аргентинских болельщиков на бразильской Копакабане после финала ЧМ. Второй – на днях в турецком Белеке. Другой возможности очно поговорить с динамовцами не было – доступ в отель «Регнум» посторонним закрыт. Пришлось вызывать лучшего игрока команды по версии болельщиков в прошлом сезоне на свежий воздух, к морю.

С предъявленными гарантиями ковидной безопасности и соблюдением всех предписаний предосторожности Иван Ордец вошёл в положение корреспондента и согласился на интервью в необычном интерьере – посреди песка в деревянной лодке. Что символично – бело-голубого цвета. Единственное, о чём сразу попросил – не касаться событий на Востоке Украины («Для меня это слишком больная тема»). Нет – так нет.

— «Динамо» будто по твоему заказу отель в Турции выбирало – по соседству с «Шахтёром».
— А мы уже второй год живём рядом с «Шахтёром»: «Динамо» на втором этаже, они – на третьем. Мне нравится. Каждый вечер общаюсь с ребятами – в лобби, сауне, бассейне. Вспоминаем, как играли, сравниваем чемпионаты России и Украины. Так-то мы и в сезоне на связи – переписываемся после игр Лиги чемпионов или Лиги Европы. Поздравляю ребят с победами. Всё помню, слежу.

— Джейсона Стэйтема в отеле не встречал?
— Видел. Сначала подумал: показалось. Жене, сёстрам рассказал – они не поверили. Потом встретил его на выходе из фитнеса. Он в маске был, но я всё равно узнал. Мне сказали, что они снимают фильм в Анталии. Жаль, что нельзя с Джейсоном фотографироваться – я бы с удовольствием. И он вроде бы не против, но по контракту нельзя. Основная часть съёмочной группы сейчас в Анталии, а Стэйтем – у нас в гостинице.

— У тебя в семье все такие крупные?
— Я в папу и прадедушку пошёл – оба высокие были. А спортом у нас только дед занимался. Стометровки бегал, гири таскал – машина! Он и приобщил меня к футболу – вместе играли, трансляции смотрели. Помню первую футболку – Геннадия Зубова.

— Зубов совсем маленького росточка был.
— Зато дриблинг сумасшедший! Мне тоже в детстве нравилось голы забивать. В оборону поставили уже в школе «Шахтёра».

— Откуда взялась кличка Грек?
— Есть такой вратарь Жека Гальчук, друг мой с интерната. У нас обоих греческие корни. Ну и начал на тренировках, в играх называть Греком. Я не обижался – что здесь такого? Так и приклеилось.

— А кто у вас в семье греки?
— Папа, мама, дедушки, бабушки – все. Когда Екатерина II высылала греков из Крыма, многие расселились по Донецкой области. У нас в кругу родственников все разговаривают на греческом. Я хорошо понимаю – говорю хуже, так как в 10 лет уехал из дому в Донецк. Сёстры лучше меня говорят по-гречески. Женя Хачериди, кстати, тоже грек, из Мелитополя. Мы вместе в сборной играли.

— На исторической родине бывал?
— Бабушка была. Летала на заработки в серьёзном возрасте, под 60. Помогала местной семье по дому. Вернувшись, сказала: «Я туда и за мешок золота больше не поеду». Опасно. За 6-8 месяцев пережила два землетрясения.

— Это правда, что, когда ты играл за Мариуполь, мама на всю команду беляши жарила?
— Чебуреки. И мама – она у меня повар – жарила, и крёстная. На трассе Донецк – Мариуполь есть чебуречная, папин одноклассник держит. Когда мы автобусом ездили, я звонил заранее и делал заказ на всю команду – 150-200 штук. Недавно вспоминали с Максимом Малышевым смешную историю. Предложил ему как-то поехать чебуреков поесть в Волноваху. Так мы по 10 штук слопали и потом несколько дней в туалет не ходили, хаха! Тесто с мясом в животе стояло.

— Кто из донецких бразильцев был самым крутым?
— В атаке – Тейшейра, 100%. Возил и на тренировках, и в играх. Вроде худенький, а с места не сдвинешь, так крепко на ногах стоял. Мяч отнять нереально было. Сумасшедший футболист. Понятно, что и Дуглас Коста, и Фред были в порядке, но для меня Тейшейра – топ. А когда он ушёл, резко прибавил Исмаили. Я его Танком называю – сквозь людей пробегает, никого не замечая.

— Местные с бразильцами дрались?
— В каждой команде кто-то с кем-то больше общается, кто-то – меньше. Иногда бывает: кого-то заденут на тренировке, кто-то впишется за друга – и начинается бардак. Это нормально: каждый стремится выиграть, никто не хочет уступать место в составе. Давно доказано, что здоровая конкуренция идёт только в плюс команде.

— С президентом Ахметовым хотя бы раз один на один говорил?
— Никогда. Пару раз он приободрял меня после игр в Европе, было приятно. На дне рождения у Луческу тоже несколько слов сказал. Но такого, чтобы звонил или вызывал к себе – не было. Но и без этого все прекрасно понимали, как Ахметов относится к своим футболистам. Для него они все как родные дети.

— Сразу ощущаешь – перед тобой очень серьёзный человек?
— Большого человека сразу видно – по поведению, манере разговора. Когда на дне рождения Луческу Ахметов вошёл в зал, я уже по походке понял, какая это глыба.

— Луческу каким запомнился?
— Очень эмоциональный, требовательный. Это, наверное, самый голодный к победам тренер из всех, кого я встречал на своём пути. Луческу реально живёт футболом. Всё время в игре – кричит, подсказывает. Раньше я думал, что это он пихает, а все люди по-разному воспринимают критику. Кому-то она придаёт импульс на поле, а кого-то, наоборот, гасит. Сейчас, когда команды играют Лигу чемпионов при пустых трибунах, Луческу особенно отчётливо слышно. И, наблюдая за играми киевского «Динамо», я вижу, что его подсказ реально идёт на пользу ребятам. Луческу реанимировал чемпионат Украины, подняв «Динамо». За один сезон в Лиге чемпионов он заработал для клуба больше денег, чем другие тренеры за 10 лет. Болельщики «Динамо» должны Мирче памятник поставить.

— Удивился, когда он принял «Динамо»?
— Очень удивился. До последнего момента не верил, что он перейдёт в Киев. За долгие годы работы в Донецке Луческу стал идолом «Шахтёра». Но – никогда не говори никогда. Такое тоже бывает.

— 3:4 с «Реалом» в 2015-м – cамый безумный матч с «Шахтёром»?
— Самая классная игра была с «Ман Сити» дома (2:1). У нас всё получалось, мы полностью выполнили требования тренера – и за счёт этого добились положительного результата. «Реал», конечно, тоже запомнился. Тот «Реал» бомбил всех, Лигу чемпионов взял.

— Реально могли с 0:4 отыграться?
— У Мадрида тогда трёх-четырёх звёзд не было, во главе с Рамосом. Варан сломался минуте на 15-й. Но были Криштиану, Бэйл, Модрич, Карвахаль. Мы неважно начали – после быстрого гола всё разломалось. На выезде, кстати, было больше шансов победить, чем во Львове. Я там сидел на замене, переживал. «Шахтёр» очень хорошо играл, но судья убил: за попадание мяча Срне в спину дал пенальти.

— Во Львове Криштиану два забил. Впечатлил?
— Мне тяжелее было с Бэйлом, чем с Криштиану. Был момент в центре поля: он мяч отпустил далеко, и я вроде уже успевал в подкате выбить, а он носочком его проткнул и дальше побежал. Очень быстрый! А я совсем неопытным был. Луческу перед игрой спросил: «У тебя хоть сердце стучит или уже умер?».

— Хорошо!
— Он меня так подбодрить хотел, снять напряжение. Бывают моменты: настраиваешься, переживаешь, а тренер тебя подковырнёт, уколет вопросом или шуткой – и ты сразу раскрепощаешься. Это умение у Луческу есть. Очень он мне помог своей подколкой. Мы спокойно играли, 3:4 закончили, но могли даже ничейку сделать.

— Удаление в Риме — самый досадный момент в карьере?
— Был очень неприятный эпизод: мы с Фредом не разобрались. Я ему крикнул: «Играй!», а он мяч пропустил, и я оказался в проигрышной ситуации, на двух опорных. Джеко убегал один в один – там ничего не оставалось, кроме как фолить. Обидно, по игре-то мы могли пройти «Рому», заслуживали победы. В Харькове вообще простили их. Алисон удар Факундо с двух метров потащил.

— За удаление прилетело?
— Никто ни слова не сказал.

— Фонсека молча задвинул в запас?
— У меня травма была – надрыв мышцы. Три месяца восстанавливался. Начал тренироваться и через две недели получил рецидив – минус ещё два месяца. А потом на сборах – тут же, в «Регнуме» — снова усугубил! В общей сложности потерял девять месяцев. Возвращаться тяжело было, прежде всего психологически. Вышел на замену против Киева, с Мариуполем сыграл – и всё.

— Тебе всего одного матча не хватило до сотни в «Шахтёре». Обидно?
— Есть немного, тем более я мог его сыграть. Я долгое время пропустил из-за травмы, вышел против Мариуполя, но почувствовал, что дисбаланс в силе ног никуда не делся: одна была слабее другой. Плюс крепатура. Я не стал рисковать и попросил Мистера, Фонсеку, не ставить меня против «Карпат», понимая, что это 100-й матч. А потом ушёл из «Шахтёра». Ничего страшного: жизнь длинная – может, ещё сыграю его.

— Как игралось с Ракицким?
— Идеально. Мне очень нравилось. Хотелось бы ещё с ним поиграть. У Ярика лучшая левая нога в Европе среди центральных защитников. Его передачи – это что-то. В «Шахтёре» Ракицкий был лидером. А в жизни – очень простой, открытый, позитивный парень. Возможно, кто-то считает его пижоном. Поверь, у него этого нет вообще.

— Советовался с ним при переходе в «Динамо»?
— Конечно. Расспрашивал про чемпионат, стадионы, болельщиков. Интересовался, как к нему относятся люди. Он сказал: «Ванёк, езжай, не переживай. Чемпионат – топ». Со слов Ракицкого я понял, что РПЛ сейчас по уровню повыше УПЛ, болельщиков на трибунах – больше, особенно в Москве. В Питере – тоже, но там одна команда, и весь город за неё топит. Советы Ярослава помогли мне принять решение.

У Ивана Ордеца начинает получаться.

— Чувствовал давление в соцсетях, прессе, когда этот вопрос решался?
— Чувствовал, когда 9-10 матчей после перехода вообще не играл. Вот тогда люди писали в интернете разные гадости. Не буду пересказывать содержание, но неприятно было читать. Я продолжал усердно работать, ждал свой шанс, и новый тренер мне его дал. Как только начал играть, поток негатива схлынул.

— Задевают резкие комментарии?
— Первые месяца четыре расстраивали – теперь прошло.

— А ситуация со сборной огорчает?
— Не буду скрывать – я очень скучаю по сборной. Мне не надо ничего объяснять – я всё прекрасно понимаю. Со своей стороны могу только играть, показывать качественный футбол. А как сверху решат – так и будет. Диванные эксперты рассказывают, как кому надо жить. При этом футболисты двух стран между собой прекрасно общаются, просто этого никто не знает.

— Нойок, который сейчас в «Оренбург» перешёл, — он же твой друг?
— Ага, со школы «Шахтёра» вместе. Я приехал в 9 лет, а он – в 10. Был отбор – человек 50. Он присел на поле возле меня: «Саня». – «А я Ваня». Так и познакомились. Я ещё спросил: «А чего ты такой тёмненький?» Говорит, на море загорел, как раз лето было. Потом Нойок уехал к себе в Херсон и вернулся только зимой. Смотрю, а он всё такой же смуглый. «Надурил, — говорю, — ты меня?» Всю школу с ним прошли, дубль «Шахтёра», до сих пор дружим. Очень позитивный, смешной парень. Любого человека спародировать может. Дай бог ему с «Оренбургом» проявить себя и сделать шаги наверх.

— Почему ты так тяжело начинал в «Динамо»?
— Много факторов. Когда я пришёл, человек 5-6 новых появилось в команде. Я первый сбор пропустил, и главный тренер прямо сказал: «Ты ещё не готов физически. Жди свой шанс – он у тебя обязательно будет». Я рот закрыл и работал, пыхтел. Не в моих правилах ходить к тренеру и выяснять, почему не играю. Даже ребята в команде удивлялись: «Не понимаем, почему он тебя не ставит. Терпи». Я не впервые с таким сталкиваюсь – в «Шахтёре» был похожий момент. Главное верить в себя, знать, что ты сильный, и работать.

— Со стороны могло сложиться впечатление, что Хохлову ты не очень нужен был.
— И у меня такие мысли в голове крутились. Я тоже человек. Начинаю думать: что я делаю не так, почему не выпускают? А чем больше ты себя накручиваешь, тем больше проблем. Теперь понимаю, что эту ситуацию нужно немного отпускать и жить своей жизнью. Переключаться на семью, детей. И работать, работать, работать. Через 10 матчей я вышел и начал играть.

— С Новиковым комфортнее было?
— Он работал с молодыми ребятами в дубле и никогда – в РПЛ. Было видно, что Новиков немного переживает. Считаю, что мы ему помогли. Всё, что он хотел, пытались делать. Поддерживали. Мы прекрасно понимали, что «Динамо» — столичная команда и должна бороться за высокие места. А мы после «Оренбурга» почти до зоны вылета докатились, нужно было брать очки. Там уже реально все бились. Помню, сыграли с «Краснодаром» 1:1, потом выиграли один матч, второй, третий. Понятно, что Новиков свой вклад внёс. Приход нового тренера – это всегда новый импульс для футболистов, и прежде всего тех, которые не играли при предыдущем. Новиков дал мне шанс, за что я ему благодарен.

— После победы над «Зенитом» подкалывал Ракицкого?
— Всегда с ним переписываемся. На поле мы воюем, после игры руки жмём. Понятно, что они после поражения были расстроены. Он мне тогда сказал: «Братан, в этом году будем воевать с вами». В том плане, что с нами стало интересно бороться.

— Удивился, когда болельщики признали лучшим игроком «Динамо» в прошлом сезоне?
— Очень приятно было. Я много работал на самоизоляции. Нам раздали в клубе программы подготовки, прислали домой велотренажёр. Кроме занятий по «скайпу» я отдельно тренировался с фитнес-тренером, тоже украинцем, который сейчас в «Динамо-2». Считаю, в этот месяц-полтора мы заложили очень хороший физический фундамент и при этом не перегрузились, играли на лёгкости. Жаль только, с «Локомотивом» Тбилиси об…, как бы это помягче сказать…

— Есть объяснение?
— Не хочу оправдываться. Сами прекрасно осознавали важность игры, серьёзно настраивались – никто никого на одной ноге не думал обыгрывать. Но получилось так, как получилось. Нет объяснений.

— С появлением Воронина атмосфера в «Динамо» стала более непринуждённой?
— Да, мы стали ближе к тренерскому штабу. Он очень открытый, только закончил карьеру, владеет языками. Если есть вопросы, можно через Викторыча их задать. Плюс очень позитивный человек, разбавляет атмосферу в команде – за счёт этого нет давления в коллективе. Его истории – о «Ливерпуле», сборной – все слушают, открыв рот. Такие люди в любом большом клубе нужны.

— Что изменил в распорядке команды Шварц?
— Изменилась дисциплина. Если идём на обед, то все вместе, в кроссовках, штанах. В «Шахтёре» такого никогда не было, но я считаю, что это нормально. В сборной Шевченко установил похожие правила. Кроме того, стало много теории – разбираем не только игры, но и тренировки. Сандро отбирает хорошие моменты, плохие. За четыре месяца команда приняла требования нового тренера, и сам Шварц говорит, что уже вырисовывается картинка той игры, которую он хочет видеть.

С земляком Тедеско он виделся в Москве только раз. Менее чем через месяц встретится снова – в кубковом дерби «Динамо» — «Спартак».

— Чего он требует, если вкратце?
— Компактности – иначе будет тяжело выдерживать темп игры. Если линия обороны находится далеко от центральных полузащитников, то их будут просто разрывать. «Барселона», «Реал», «Ман Сити» — лучшие образцы компактной игры.

— Уже предвкушаете кубковое дерби со «Спартаком»?
— Вообще об этом никто не говорит. Сейчас у нас есть ближайшие игры на сборах – к ним и готовимся. В принципе мы и так знаем, как играет «Спартак» – недавно встречались в чемпионате, но ближе к игре тренер расскажет об их сильных и слабых сторонах.

— Какое из противостояний жёстче – Киев – «Шахтёр» или «Динамо» Москва — «Спартак»?
— Я пока не играл за «Динамо» против «Спартака» на полном стадионе, а за «Шахтёр» против киевлян – играл. Плюс «Шахтёр» с «Динамо» — это всегда первое-второе места, а мы сейчас находимся чуть ниже. Но принципиальность московского дерби я сразу прочувствовал – на «Спартак» в «Динамо» никого настраивать не нужно. По уровню накала, эмоций это примерно равнозначные матчи. Что «Динамо», что «Спартак» — очень амбициозные клубы и будут доказывать свою силу на поле. Надо выигрывать!

Организация учебно-тренировочных сборов