Лыжники выигрывают, биатлонисты без медалей. В чем причина?

Наблюдая воочию в прошедшие выходные за двумя этапами Кубка мира — биатлонным в Хохфильцене и лыжным в Давосе, — автор этих строк попробовал найти, сформулировать различия, которые приводят к победам у тех лыжников, что без винтовок, и обидным поражениям, а то и отсутствию борьбы за призовые места у тех, что вооружены.

Различия в подходе к организации тренировочного процесса, конечно, имеются: лыжники готовятся централизованно по группам, а вот значительная часть биатлонистов в этом сезоне находилась на самоподготовке. Понять биатлонистов можно — чехарда тренерских штабов их уже порядком утомила, работа на высоком уровне требует постоянства, плюс у взрослых спортсменов есть свои взгляды на то, что, когда и как они должны делать. Одно дело, когда тренер заставляет принять не слишком понравившуюся методику, но та приносит результат — спортсмен это видит и примиряется с работой по плану, который ему самому, может быть, даже чужд. Но другое — когда результата нет или он не устраивает спортсмена. Так что удивляться недоверию новому тренерскому штабу СБР не стоит — этого скорее уже давно ждали. Личные тренеры знают своих атлетов заметно лучше, да и слушают внимательнее.

Говоря о мотивации, глупо утверждать, что биатлонисты «отбывают номер». Люди работают, они, безусловно, хотят выигрывать, навязывать борьбу, они посвятили этому значительную часть своей взрослой жизни, и, согласитесь, многие из них уже знают вкус успеха на крупных международных турнирах, достаточно вспомнить медали последних двух чемпионатов мира. Эта память c человеком на весь остаток карьеры, ее ничем не стереть, и она является одним из сильнейших мотиваторов.

Наверное, можно говорить о большей мотивации лыжников применительно к победам «здесь и сейчас». Большунов и Непряева в Руке и они же в Давосе — разные люди с точки зрения общения. Ступак чуть лучше удавалось скрывать неудовлетворенность результатами первого этапа КМ, но ее следы на втором (отмененная Норвегия не в счет) показали на контрасте, насколько она тогда была не в своей тарелке. Лыжники хотят и сейчас, и на «Тур де Ски», и на ЧМ, хотя, конечно, расставляют приоритеты. У некоторых биатлонистов при всем к ним уважении возникает ощущение некоего самоуспокоения, что это лишь начало сезона, к ЧМ все должно быть получше. Явно недоволен Логинов, заметно было расстройство Гараничева обидным промахом в пасьюте, отбросившим его назад, эмоции Ларисы Куклиной, с трудом поднимавшейся по лестнице после микст-зоны, тоже все были на лице, как и расстройство Казакевич по итогам эстафеты. По остальным немного непонятно, хотя, возможно, за долгие годы в фокусе камер они просто научились сдерживать себя перед прессой, надевать маску. К лыжникам такого пристального и где-то даже надоедливого внимания не было, поэтому их поведение более естественно, возможно так.

Повторюсь, кричать о биатлонных «лентяях» может только тот, кто не представляет себе задачи, которые должен решить любой спортсмен, чтобы от своей первой СДЮШОР дорасти до основы сборной. Лентяи отлетают где-то на уровне КМС, дальше уже все люди серьезные, способные и через «не могу», и через «не хочу», и через травмы, и через болезни.

Утрачена ли некая школа подготовки в биатлоне? Показателем является, пожалуй, Карим Халили, который в этом сезоне тренировался в группе тренера по лыжам Егора Сорина рядом с его супругой Татьяной. Та с первых стартов, еще контрольных, заявила о себе как о превосходно готовой спортсменке, Карим же, выиграв на Кубке России, приехал на КМ и не прошел в пасьют. Почему организм возвращавшейся после декрета Татьяны переварил предложенные мужем нагрузки, а у молодого — но не юниора же — Карима, по словам Польховского, еще не отошел от них? Можно, конечно, предположить, что Сорин берег жену, только вот в Руке Егор сказал, что Татьяна «делает даже сверх того, что я планирую для нее». Есть вероятность, конечно, что сама методика Сорина подходит Татьяне лучше, чем Кариму, но, опять же, тренировочный процесс идет не вслепую, существуют контрольные точки на протяжении всей предсезонной подготовки, так что если бы прогресса у Халили не было, этот вопрос встал бы еще летом, самое позднее — в сентябре. Сам Карим бы его перед Сориным поставил.

Сильнее ли соперники в биатлоне? Ну, не сильнее норвежских лыжников точно, а наши лидеры им борьбу навязывают. Плотнее ли уровень результатов в биатлоне у элиты? Если брать чистый ход, то не плотнее.

Мы почему-то считаем, что спортсмены нам должны, потому что готовятся за государственный счет, то есть в том числе за наши налоги. Только вот должны они гораздо больше самим себе и своим семьям, родителям, первым тренерам. Долг перед этими людьми самый прямой, те пожертвовали и продолжают жертвовать многим для того, чтобы близкий им спортсмен дошел до сборной и оставался в ней. Они вложили деньги, души и жизни в карьеры каждого из сборной, но позволил ли кто-то из, например, первых тренеров высказывания в стиле «он/она не оправдывает того, что я в него/нее вложил»? Нет. Потому что знают, какой это тяжелый труд даже просто оказаться в списках кандидатов в сборную, не то что на централизованной подготовке в составе первой команды.

Реальная разница между нашими лыжниками и биатлонистами, тот фактор, который нельзя не принимать во внимание, это Елена Вяльбе. Создав работающий механизм подготовки, обеспечив конкуренцию между группами, она как спортивный функционер уже принесла России едва ли не такую же пользу, какую приносила, будучи спортсменкой. Эта разница видна сразу, стоит побывать на биатлоне и лыжах и сравнить. Любому лыжнику можно задать вопрос: «А что думает о твоей подготовке, твоих выступлениях, твоих проблемах Елена Валерьевна?» — и он ответит. Не уверен, что каждый биатлонист сборной России знает, что думает обо всем этом применительно конкретно к нему Виктор Майгуров. Или думал Владимир Драчев. Или до Драчева Александр Кравцов, ныне находящийся под арестом. Вот эта разница видна сразу, Вяльбе гораздо ближе к своей сборной, чем любой из руководителей СБР к своей.

Подготовка, инвентарь, базы, цели, задачи, мотивация, да и призовые у наших лыжников и биатлонистов идентичны. Не в них причина. Выходит, что дело только в руководителе? Не только, но — во многом. И не только применительно к спорту, в России вообще работу почти любой структуры определяет личность руководителя, он выстраивает все взаимодействия, зоны ответственности, спрашивает за ошибки, и чем глубже он влезает в работу каждого конкретного сотрудника, тем лучше все функционирует. У нас крайне плохо работает делегирование полномочий, как правило, нужно лично все контролировать, если не каждый день, то хотя бы на регулярной основе. Стоит отпустить ситуацию — крепостные разбегутся или бунт начнут. Так что вопрос руководства действительно для нас ключевой, решающий. И пожалуй, единственный, лежащий на поверхности.

А все остальное, попытка найти одну, конкретную причину — пустое. У каждого спортсмена причина неудач своя, и она не одна, причин этих масса, чтобы даже понять половину, надо человека буквально препарировать, поднимать всю его подготовку, изучать ситуацию в семье, историю смен тренеров, находить подходы и возможные узловые проблемы. Общий диагноз «лентяи», «зажрались», «поверили, что звезды» и так далее — удобен лишь для заголовков, как и подсчет серий без медалей на этапах КМ.

Кстати, парадокс: у США в лыжах американки Бреннан и Диггинс борются за места в топе, первая в Давосе одержала две победы, а лучшее место их биатлонистов в личных гонках на трех прошедших этапах КМ было у Клэр Иган — десятое в спринте Хохфильцена. Тоже ведь одна школа, одни детские группы, одни базы подготовки, один менталитет. Поднимают ли американские болельщики и журналисты тему «Почему в лыжах успехи есть, а в биатлоне нет?». Не читал такого. Германия, великая спортивная держава, на этапах в Финляндии и Швейцарии ни разу не попала в десятку: 11-е места у Хенниг и Нетца в Давосе на индивидуальной гонке — это пока максимум для немецких лыжников, в то время как их же биатлонисты уже завоевали только на личных гонках прошедших этапов КМ четыре медали. Где крики о провале лыжников в немецких СМИ?

Источник