Радек Ширл: «На матч «Бавария» — «Зенит» доставал билеты для своих знакомых»

В рамках проекта 2008.fc-zenit.ru бывший полузащитник защитник «Зенита» Радек Ширл вспомнил об первой игре ½ финала Кубка УЕФА с «Баварией» в Мюнхене и рассказал, как доставал билеты на «Альянц Арену» для брата и знакомых.

— На этой игре с трибун вас поддерживали Лукаш Гартиг и Мартин Шкртел. Вы их пригласили?

— Сам бог велел позвать их на ту игру. Ведь это был крутой матч, полуфинал еврокубка. Они играли в «Зените», поэтому мне хотелось увидеть их на трибунах. Тем более Чехия находится недалеко от Мюнхена, Словакия тоже. Кстати, на матче были не только Мартин и Лукаш. На стадионе собралось очень много моих знакомых. Они целыми семьями приезжали на ту игру, поскольку у меня была возможность достать билеты. Было не так много времени поболтать, но кофе попили, обсудили дела в «Зените», повспоминали как играли вместе. Помню, что там был прекрасный стадион и отличная обстановка. У меня остались приятные воспоминания.

— Крижанац вспоминал, что на «Альянц Арене» начинают дрожать коленки, атмосфера давит…

— Вынужден согласиться с Ивицей. Атмосфера, действительно, была не самая дружелюбная. Естественно, мы ехали в Мюнхен с желанием сыграть как можно удачнее. Важно было вернуться в Петербург с хорошим заделом перед ответной встречей. Но, с другой стороны, все в команде понимали, что даже в случае минимального поражения мы ничего не теряем. В первые 20-25 минут нас действительно сильно колотило. Мы чувствовали себя как на качелях. Но потом вошли в игру, стали играть спокойно, четко и добились того, чего хотели.

А в ответной игре психологическое давление вообще пропало. Так что да, это было, но прошло довольно быстро.

— После пенальти была мысль, что это конец?

— Когда назначают пенальти, действительно приходит такое смутное настроение, какая-то легкая обреченность. Кажется, что тебя немножко засудили. Вроде бы нарушение было, а вроде и не было. Такие мысли могут пролететь в голове у игрока. Но конкретно тот эпизод нас на лопатки точно не положил.

— В какой момент поняли, что с этой «Баварией» можно играть?

— Ну вот когда мы пережили этот напряженный старт матча, о котором я говорил, когда спаслись от 2-3 голов в первые минуты, тогда как раз и пришла мысль, что мы можем зацепиться за хороший результат. «Бавария» нас, конечно, душила, но на это бодрое начало они потратили очень много сил. Во втором тайме, как я помню, они создавали уже гораздо меньше моментов, а мы играли с мыслью, что шанс забить все ближе и ближе. Одного мяча нам хватило бы для хорошего самочувствия. Собственно, так и получилось.

— Забитый гол получился необычным, но вы отдали предголевую передачу.

— Да, согласен, этот мяч действительно получился курьезным. Но, с другой стороны, мы так старались его забить, столько сил вложили, так что я думаю, что результат наших стараний был справедливым. Я оказался на левом фланге, думал сначала подать сам, но затем увидел Файзулина. Он мощно прострелил в штрафную, вложил всю силу. Думаю, он рассчитывал, что какой-то адресат найдётся — в лучшем случае мяч долетит до кого-нибудь из наших, ну или просто ударится об чьё-то тело. В итоге нам помог рикошет, вратарь посчитал, что мяч полетит дальше, сделал один шаг и этого оказалось достаточно, чтобы ситуация для него ста- ла неисправимой.

Источник