Джон Оби Микель не собирается приносить извинения судье Марку Клаттенбургу за скандал 2012 года, так как до сих пор считает себя правым

ФОТО: passionepremier.com

Бывший игрок сборной Нигерии Джон Оби Микель заявил, что все еще не будет извиняться перед бывшим рефери Премьер-лиги Марком Клаттенбургом после неприятного инцидента, случившегося еще в 2012 году.

Те события произошли, когда полузащитник «Челси» Рамирес обвинил Клаттербурга в том, что он назвал своего товарища по команде Микеля «обезьяной» во время поражения в игре с «Манчестер Юнайтед » со счетом 3: 2.

В недавнем разговоре с изданием «Атлетико» Микель сказал, что даже несмотря на то, что он не слышал ругательства, он по-прежнему доверяет словам своего товарища по команде.

Инцидент спровоцировал агрессивную конфронтацию между Микелем и рефери, которая привела к его отстранению на три игры и штрафу в 60 000 фунтов стерлингов.

Клаттенбург пропустил четыре матча Премьер-лиги, прежде чем расследование ФА сняло с него все обвинения.

Однако все эти годы  Микель заявил, что все еще доверяет словам Рамиреса, и по этой причине он не собирается извиняться перед судьей.

«Он сказал это или нет? Я не знаю. Но если ваш коллега подходит к вам и что-то говорит, вы, конечно, будете доверять сказанному. Ведь вы общаетесь каждый день и доверяете ему. Так что я не буду извиняться за то, что, по словам моего коллеги, Клаттенбург сделал».

Хотя Микель придерживается своей первоначальной версии, он действительно согласился с тем, что в пылу момента потерял самообладание.

Сама игра, безусловно, сыграла в этом свою роль. Клаттенбург удалил игроков «Челси» Бранислава Ивановича и Фернандо Торреса, что позволило противнику выиграть тот матч.

Поэтому, когда Рамирес заявил, что Клаттенбург сказал ему «заткнись, обезьяна», для Микеля это стало точкой ипения.

«Я потерял контроль, я был так зол. Мы проиграли игру. Было несколько принятых им решений, которые стоили нам проигрыша. Все просто закипело во мне. Вот и все. Я хотел узнать, действительно ли он сказал это слово. Но мне  не разрешали с ним разговаривать, потому что он не хотел. В туннеле было безумие. Не думаю, что кто-то в клубе видел меня таким раньше. Многие игроки клуба пытались меня удержать. Это был случай «Попробуй и останови меня». Я хотел выломать дверь в судейскую комнату и задать ему вопросы. Я был в ярости».