"Говорящие" прозвища футболистов

Прозвища выдающихся футбольных мастеров нередко обретают такую популярность, что никакие объяснения не требуются, чтобы догадаться, о ком говорят. Стоит до уха болельщика долететь нику "Бобер", и болельщикам уже ясно, что это о Всеволоде Боброве – лидеру среди футбольных и хоккейных бомбардиров 40-х – 50-х годов. А что подразумевается под названием "Стрелец"? Вы правы, так называли Стрельцова Эдуарда. Признаем, в приведенных примерах нет повышенной сложности, все прозвища – образования от фамилий звезд спорта. Но были и клички, идентификация которых представляла настоящую головоломку, так все было запутано.

Голкипер Анатолий Акимов прожил в большом футболе около 20 лет, пришел в спорт еще перед войной, а снял футбольную экипировку, когда шли пятидесятые годы. Он с честью представлял столичные клубы "Спартак", "Динамо", ВВС, "Торпедо". Высокого роста и худого сложения страж ворот заработал ник "Фитиль". В 1958 году литератор Лев Кассиль презентовал ветерану свое произведение "Вратарь Республики", а в дарственном комментарии добавил, что всегда держал футболиста за прообраз Антона Кандидова. Справедливости ради уточним, когда Кассиль только работал над книгой, Акимову шел всего 21-й год, и он приступил к играм за "Спартак".

В год окончания войны с немцами столичными динамовцами было предпринято триумфальное турне по Британии. В воротах стоял Алексей Хомич. Спустя некоторое время английская пресса с восторгом сообщила, что сетка ворот русских под охраной "Тигра" - бесстрашного и сильного. Путешествие закончилось, команда вернулась домой, а Хомича и здесь не переставали именовать "Тигром". Хозяева лондонского "Челси" утверждали, что согласны без раздумий предложить голкиперу соглашение, но Хомич парировал, что не продается.

Льва Яшина все знали как «Черного паука». На футбольный газон он выходил исключительно в черном облачении, а в рамке занимал позу со свободно разведенными руками. Складывалось ощущение, что он стремится заполнить своим телом все пространство вокруг, а мяч будто терялся в паутине. Не один раз бывало такое, что футболист - соперник радостно махал руками, не сомневаясь, что поразил цель. А на деле оказывалось, что он всего лишь попался в яшинские "паутинные дебри".

В предвоенном «Спартаке» не было никого ярче бомбардира Владимира Степанова, который трижды праздновал чемпионство СССР с "красно-белой" семьей. Нападающий отличался четко очерченным южным профилем, что было удивительно, ведь он был родом из Москвы. Такие особенности внешности привели к тому, что футболисту дали второе имя "Болгар". Его футбольная жизнь имела печальный закат - в 1942 году Владимир он очутился под рельсами трамвая и лишился обеих ступней. Трагедия не привела к депрессии и не сломила чемпиона, он сначала работал на позиции начальника "Спартака", а вскоре ему доверили тренерские полномочия.

Александр Виноградов был известен всем советским людям, он защищал цвета ЦДКА и ВВС, два раза выигрывал почетный чемпионат СССР, а на 29-м году полюбил и хоккей с шайбой, в этой игре он также преуспел: ему покорился чемпионат планеты в команде сборной СССР. Вот у кого имелось непривычное для той эпохи прозвище - "Баррель". По каким причинам, сказать никто не мог. Прославленный журналист Владимир Пахомов с сожалением вспоминал, что, водя дружбу с Виноградовым, выяснить источник появления этого экзотического прозвища не осмелился.

Петра Дементьева еще дворовая ребятня звала «Пека». В тридцатые годы тот несколько раз был среди сборников СССР и отправлялся с ними за границу. Историю одного такого путешествия поведал в своем произведении "Пекины бутсы" Лев Кассиль. В Турецкой республики у Петра развалилась спортивная обувь и ему пришлось купить другую пару. Но походящего размера в магазине не оказалось, пришлось довольствоваться бутсами большого размера, а сам футболист был невысокий. Сам герой рассказа расценивал его как симбиоз "правды и легенды". Он, к примеру, помнил, что обувь в Турции он не приобретал, а это был понравившийся ему импортный костюм.

Родной брат Петра Николай оставался в спорте практически до сорока лет. Он был намного взрослее тех, с кем состоял в одном коллективе. И относились к ветерану с должным уважением – для одноклубников он был: «Дед» или «Тимофеич». Сам «Тимофеич» не собирался уходить, намеревался продолжать выступления, но чиновники постановили, что пришло время ему закругляться. Зато ветеранские игры проводить Дементьеву никто не препятствовал.  Еще много лет он укрощал мяч на газоне.

Было дело, что Валентин Бубукин спросил своих партнеров: "Когда придет Фанера". Подразумевалась, разумеется, зарплата. Шутка пришлась одноклубникам по сердцу, а от самого Валентина прозвище "Фанера" не отклеилось уже никогда. Когда спортсмен выступал за "Локомотив», он побывал в Индонезии, где железнодорожники сыграли несколько игр. Выступление Бубукина настолько понравилось местным болельщикам, что в стране после этого с ником "Бубукин" стали производить смесь для бритья, зубную пасту и еще шампунь, хотя прическу Валентина густой назвать было нельзя при любых обстоятельствах.

Преждевременно лишился волос и форвард донецкого клуба «Шахтер» Виталий Старухин. Этот факт, вдобавок фамилия, явились поводом для клички «Бабуся». Честно говоря, Виталий демонстрировал феноменальную игру головой, часто попадая в ворота даже из-за границ штрафной зоны. Такое способно удивить даже англичан, слывущих доками при манипуляциях в воздухе.

Болельщики столичного «Динамо» едва могут забыть наделавший шуму тандем столпов обороны в лице Сергея Никулина и Александра Новикова. Десятилетиями они были надежным заслоном собственных ворот при атаках соперника, проявляя жесткую, на грани нарушения, манеру игры. Прозвища они получили соответствующие - "Коса" (для Никулина) и "Автоген" (Новикову). В разговоре с журналистами Александр Новиков признавался, что не жалел в противостоянии ни противника, ни себя. В доказательство этих слов никто из соперников никогда не обвинял его в намеренной травматизации.

По воспоминаниям Маслаченко, в «Спартаке» за ним закрепилось имя «Шура», а для защитника Геннадия Логофета общественность придумала не менее краткое «Вася». По какому-то принципу товарищам показалось, что Маслаченко один в один - Шура Балаганов, а его товарищ – вылитый Василий Лоханкин. Отметим, что упомянутые прозвища гуляли только по команде, про Васю и Шуру было известно «избранным». Лично Маслаченко полагал, что воспринимать прозвища всерьез не нужно, главное, чтобы они не задевали.

В «Динамо» Москвы Александру Бородюку досталось вполне логичное прозвище - "Борода". В 80-х годах он подписал соглашение с немецким клубом и оказался в Германии, отыграв там долгие семь лет. Там его знали совсем под другим именем - "Горби". Оказывается, свою роль здесь сыграла фамилия Михаила Горбачева. За трансфер Бородюка в клуб "Шальке" немцы отдали 850 000 немецких марок и.. зерноуборочную машину. Для Советского государства сделка была выгодной: качественная сельскохозяйственная техника нужна была всегда.