Судья Гран-при Бахрейна сказал, что Ферстаппен мог бы выиграть гонку

ФОТО: https://rus.delfi.ee

Проблемы ограничения прохождения (выезд четырьмя колесами за пределы) трассы сделали жесткое возвращение к реальности Формулы-1 в самой первой гонке сезона, где они вызвали немало споров.

Перед первой гонкой сезона Международная автомобильная федерация несколько раз меняла свою позицию по вопросу соблюдения ограничений на прохождение трассы в Бахрейне. В конце концов, было принято решение, что широкие выходы в 4-м повороте автоматически приведут к штрафам по времени во время тренировки и квалификации. 

В гонке, однако, "случайные" выезды за пределы, были разрешены в этой части трассы, чем с готовностью воспользовались команда Мерседес и Льюис Хэмилтон, для которых внимательные наблюдатели отметили целых 30 таких выездов в этом месте. Такая практика Хэмильтона продолжалась до тех пор, пока не разозлила команду Ред Булл и Ферстаппена. После вмешательства команды Ред Булл, судьи дали предупреждение для Хэмильтона. 

Проблема вернулась в конце гонки, когда Макс Ферстаппен, на свежем комплекте шин, догнал британца и решил атаковать его прямо в этом знаменитом четвертом повороте. Голландец выехал за пределы трассы всеми колесами, и через мгновение его попросили отказаться от обгона, после этого Макс вернул Хэмилтону его позицию. 

Интересно, что он сделал это в чрезвычайно скромной манере, по-видимому, считая, что он должен сделать это сам, как подтвердил Гельмут Марко: "По словам Макса, это было правильным поступком. Когда информация с диспетчерской вышки дошла до нас, он уже тормозил". 

"Я понятия не имею, что могло бы произойти, если бы он не отдал эту позицию обратно Хэмилтону", - сказал он в интервью Servus TV. 

Ферстаппен, однако, был хорошо осведомлен о том, что могло бы произойти, если он не отдал бы обратно позицию Льюису, так как сразу после гонки, еще по радио, он сказал "Я лучше закончу гонку первым и получу штраф, чем буду вторым. Просто я такой. Не все должны с этим соглашаться". 

Один из гоночных чиновников подтвердил, что максимальным штрафом, который голландец мог бы отделаться за такой маневр, было бы добавление скромных пять секунд на финише. 

"Директор гонки никогда ничего не может навязать, он может только предложить и предупредить", - сказал Эмануэль Пирро. 

"Ферстаппен отказался от своего места, и нам больше не нужно было заниматься этим вопросом. Если бы он не сдал свою позицию, он мог бы получить максимум пять секунд штрафа", подтвердил Пирро. 

Луиджи Маццола, бывший босс тестовой команды Феррари, признался, что был удивлен поведением команды Ред Булл в такой критической ситуации. "Если бы я был на позиции Ред Булла, я бы дважды подумал об этом решении", - сказал он в интервью журналу Autosprint. 

"Учитывая то, как Хэмилтон ехал во время гонки, я ожидал, что Ред Булл будет бороться намного сильнее. Возможно, они думали, что Ферстаппен все еще сможет легко вернуть себе эту позицию", - добавил он. 

Однако произошло обратное и Хельмут Марко считает, что то, что Хэмилтон сделал в Бахрейне, было хладнокровно просчитано... 

"Хэмилтон действовал мудро. Он позволил себя обогнать и вновь занять эту позицию. В результате этого маневра уже изношенные шины Макса заметно ухудшились и предотвратили очередную атаку".