Человек, который больше всех страдает без «Формулы-1». Главный болельщик и талисман F1

В трансляции Гран-при периодически попадает колоритный чернокожий мужчина, который с лёгкостью заходит в паддок. Этого выходца из Сенегала вся «формульная» общественность знает как Моко – человека, не пропустившего ни одного этапа за последние 20 лет.

О Моко мало что известно, поскольку он намерено поддерживает мрак таинственности вокруг своей персоны. Он родился в 1950-х. Жил в Сенегале, Франции и США. Какое-то время работал дизайнером ювелирных украшений в компании Chrome Hearts. На Гран-при его замечали с прекрасными юными дамами. Вот, пожалуй, и все основные факты о внегоночной жизни.

Про «Формулу-1» Моко рассказывает гораздо больше. Страсть к «Большим Призам» зародилась в юношестве, когда он слушал радиотрансляции BBC. «В то время «Формула» казалась чем-то фантастическим. Там были люди, в которых я был влюблён. Настоящие мужчины, у которых было настоящее мужество в крови», – признавался сенегалец в одном из своих интервью. Но решающую роль сыграл первый и пока единственный представитель Африки, который сумел выиграть чемпионат мира. В 1979 году выходец из ЮАР Джоди Шектер покорил сердце Моко.

В том же году будущий главный фанат F1 приехал на свой первый Гран-при. Гонка во Франции обернулась ожесточённой борьбой за второе место между Жилем Вильнёвом и Рене Арну. Это противостояние настолько тронуло Моко, что с тех пор он стал относиться к «Формуле-1» как к чистому искусству.

- Пикассо или кто-нибудь другой из известных [художников] проведёт несколько линий кистью – и вот оно, готово. Цена – 100 000 000. И говорят, что это искусство. Для меня F1 – чистое искусство. Это моя страсть, её нельзя измерить деньгами,– объяснял Моко белорусскому журналисту.

Хотя сенегалец обожает дух старой, опасной «Формулы-1», он любит и современные гонки. Раньше на трассах было много ярких характеров, готовых идти на риск, но современные пилоты тоже заслуживают уважения, считает Моко. По его признанию, он знает всех гонщиков. И каждый раз, когда они появляются на старте, африканец молится за их безопасность.

Хотя Моко оговаривается, что у него нет любимчиков, к некоторым пилотам он всё же относится теплее. Во-первых, это, конечно, Льюис Хэмилтон. Моко ставит его в один ряд Мохаммедом Али и Нельсоном Манделой, поскольку ранее он не мог мечтать о том, что в королевских гонках будет выступать темнокожий спортсмен. Сенегалец лично говорил это 22-летнему Льюису в 2007 году.

Во-вторых, особые отношения связывают Моко и Кими Райкконена. Наверное, их симпатия обусловлена тем, что оба стараются быть собой и поддерживать откровенность в беседах. В том же 2007 году, когда Райкконен стал чемпионом мира, он подарил свой гоночный комбинезон африканцу. По признанию пилота, внутри были пожелания. «Это был самый важный момент всей моей жизни», — говорил тогда Моко.

Зато о пристрастности к определённой команде известно давно. Моко болеет за «Феррари» со времён Шектера. «Пилоты приходят и уходят, а команды остаются», – комментировал свою страсть главный фанат F1.

Моко практически все трассы «Формулы-1» проходил пешком. Любимыми называет Сузуку, Сильверстоун, Монцу и Спа. Для последней он даже придумал шуточную расшифровку: сексуальный арденнский пистолет.

Однажды Моко задали вопрос о первом российском пилоте в «Больших Призах» Виталии Петрове. Африканец сравнил достижения гонщика с подвигом Гагарина, поскольку он тоже стал первооткрывателем.

Полностью оправдывая поговорку про сапожника без сапог, Моко… не умеет водить машину. Он вообще ничего не понимает в них.

Для многих фанов встаёт вопрос: а когда уйдёт Моко? Раньше он признавался, что перестанет приезжать на гонки с уходом Берни Экклстоуна и Фрэнка Уильямса. Оба отца-основателя «Формулы-1» уже не у дел, однако сенегалец продолжает наносить визиты Гран-при. Наверное, перефразируя самого Моко можно сказать, что люди уходят и приходят в F1, а страсть к гонкам всё равно остаётся