Хавьер Пасторе - звезда, которая погасла

ФОТО: https://yandex.ru

Не нужно его жалеть: он здоров, он зарабатывает миллионы, он настроен на хорошую жизнь, но он просто исчез... В 31 год он стал "прозрачным" футболистом. В его жизни отсутствуют такие клубы как Пари Сен-Жермен и Рома, которые только что сделали большой шаг в сторону полуфинала европейских кубков, и хотя он был в одном из них и находится сейчас в другом клубе, он болеет за них издалека.

Его статистика пуста в этом сезоне. Он полностью обнулился. С последнего дня января наблюдается улучшение лишь в том, что после решения проблем со здоровьем, он отправился на скамейку запасных. Однако, даже сейчас тренер Ромы Паулу Фонсека, не разрешил ему сыграть 95-й матч в своей карьере, в итальянской Серии А. После возвращения в Рому в 2018 году, он стал все реже и реже появляться на поле, остановившись на 34 играх за Рому и четырех голах. Из-за этого его было трудно заметить. Он исчез.

Сицилия...

Когда другие начинают все больше следить за своим здоровьем, начинают набирать форму в тридцать с лишним лет и великолепно выступают в итальянской лиге(например Златан Ибрагимович, Криштиану Роналду или Фабио Квальярелла), а предел футбольного долголетия сдвинулся на несколько лет, то Хавьер Пасторе затормозил свое развитие в свои 31 год.

Европа встретила его, благодаря итальянскому клубу Палермо. И Европа полюбила его с первого взгляда. В 2009 году ему было 20 лет и, казалось, он был более молодой копией бразильского футболиста Кака, который был на вершине мира в то время. Хавьер был худощавого телосложения, отсюда и прозвище "тощий". Все легко приходило к нему: дриблинг, ускорение, концентрация, точность. Когда он двигался к воротам соперника, казалось, что он не бежал, а "глотал расстояние метрами" или плыл по траве.

Техника Хавьера, в сочетании с врожденной элегантностью, привлекала внимание и вызывала восхищение фанатов. Другое дело, что на рубеже первого и второго десятилетия 21 века, Италия хотела быть в топе европейских Лиг, захотела доказать всем свое превосходство и появился человек, с которым можно было бы это сделать. В то время футбольная Италия была наполнена талантливыми игроками.

Президент Палермо Маурицио Дзампарини со спортивным директором Вальтером Сабатини, привезли на Апеннинский полуостров много талантливых игроков из Южной Америки, хотя и не только оттуда. Список открыл уругваец Эдинсон Кавани, а также его соотечественник и напарник в нападении, Абель Эрнандес, который был не хуже. В обороне датчанин Симон Кьер сделал первые шаги на пути к большой карьере. Из итальянцев заслуживают упоминания Фабрицио Микколи, Сальваторе Сиригу и Федерико Бальцаретти. Чуть позже последовали аргентинцы Пауло Дибала и Андреа Белотти.

Хавьер Пасторе радовал глаз болельщиков, которые, если бы им пришлось голосовать за один из лучших его матчей, то они не колеблясь выбрали бы игру против Катании, где Палермо выиграл со счетом 3:1. 14 ноября 2010 года состоялось это сицилийское дерби, жаркое, как всегда...: Палермо принимал у себя дома Катанию с Алехандро Гомесом в составе. На 33-й минуте Пасторе забил первый гол, на 47-й - второй, а на 85-й - оформил хет-трик.

Таким образом, он стал первым в истории игроком, показавшим такой подвиг в сицилийском дерби, и вторым палермским легионером, забившим три гола в одном матче Серии А. Вместе с ним играл тогда футболист, который был на год старше, но еще не такой известный Йосип Иличич.

Аргентинец и словенец были зеркальными отображениями: с очень похожими физическими параметрами, только один пробивал правой ногой, а другой, в основном, левой. Жаль, что они так мало играли вместе. Забив 11 голов в том сезоне и проведя два года на Сицилии, Пасторе получил предложение, от которого не смог отказаться.

Жертва системы...

Из Пари Сен-Жермена, на деньги катарских шейхов, начали строить топ-команду, слава которой должна была распространяться на всю Европу. В 2011 году аргентинец из Палермо стал первой громкой покупкой парижан, и шум, конечно же, был вызван ценой. 43 миллиона евро сделали его самым дорогим игроком французской лиги, а заработок до пяти миллионов евро поставил его на первое место в платежной ведомости Лиги 1, в возрасте 22 лет.

Не только масштаб его таланта, его достижения в Серии А, но и его потенциал, как представителя Аргентины, ценился так высоко. У него было уважение к великому Диего Марадоне. Именно с ним он дебютировал в национальной сборной Аргентины, именно он взял его на Чемпионат мира по футболу в 2010 году в ЮАР.

Там он хорошо зарекомендовал себя и, казалось, что у него еще есть время, чтобы сделать гораздо больше и выйти на более важную роль. Однако это был первый и последний чемпионат мира в его карьере, хотя в составе сборной он выступал 30 раз, последний раз - четыре года назад.

Он начал играть в новой стране и лиге, под руководством тренера ПСЖ Антуана Комбуаре, но так как Комбуаре быстро заменили на Карло Анчелотти, Хавьер быстро освоился и смог себя почувствовать, как в Италии. И в целом, первый сезон прошел как точный часовой механизм.

Он не давал повода цепляться и упрекать его, из-за трансферной цены или зарплаты. В следующем сезоне титул чемпиона Франции вернулся в столицу после 19 лет, и Пасторе по-прежнему был важен для команды, хотя на фоне Златана Ибрагимовича, он уже не был таким значимым игроком.

Постепенно его роль в команде была ослаблена и окончательно обнулилась с приходом Лорана Блана, который перевел ПСЖ на систему 1-4-3-3. В ней не было места для атакующего полузащитника, идущего за двумя нападающими. Эксперименты по переводу его на разные позиции и подготовке к новым обязанностям, принесли плохие результаты. Кроме того, эффективной борьбе за стартовую позицию в команде, препятствовали все более частые травмы.

Он играл все меньше и меньше, а постоянно усиливающаяся конкуренция в команде не позволяла почувствовать его отсутствие. А с приходом нового тренера Унаи Эмери, все стало еще хуже.С 2013 года он перестал регулярно играть в ПСЖ, а в 2018 году он объявил о своем отъезде и возвращении в Италию. Из одной европейской столицы он переехал в другую.

За 25 миллионов евро Рома купила полузащитника, знакомого с большим футбольным миром, протестированного на уровне Серии А, уже закаленного, но все еще жаждущего успеха футболиста, с которым можно стремиться к новым трофеям. Но иллюзии и надежды закончились. Пасторе не удалось преодолеть проблемы со здоровьем.

В первом сезоне у него была травма икроножной мышцы, а во втором сезоне у него была травма тазобедренного сустава. Вместо того, чтобы мучить себя специальными процедурами, он, наконец-то, сделал операцию в августе прошлого года, которую прошел в Барселоне. Он продолжал реабилитироваться в Мадриде еще несколько месяцев, прежде чем снова приехать в Рим.

Назад домой...

Тренер Паулу Фонсека, наконец-то, регулярно начал его выводить на тренировки, но он как будто не видел и не верил в его потенциал. Пасторе обратился к португальцу через СМИ, с призывом дать ему шанс, чтобы он, наконец, почувствовал себя здоровым и готовым помочь команде.

Реакции не последовало, хотя в свете различных проблем, затрагивающих римлян в этом сезоне, такой игрок был бы очень полезен. Ранее, тренер протянул руку помощи голландцу Рику Карсдорпу, которого презирали болельщики, он также дал вторую жизнь бразильцу Бруно Пересу, и все они оказались на высоте. Он даже не сделал эту попытку с Хавьером Пасторе.

Не исключено, что за жесткой позицией Фонсеки стоят решения, принимаемые в кабинетах директоров. Речь идет о том, чтобы отговорить аргентинца от продолжения карьеры в Роме, с которым он подписал контракт до 2024 года и гарантировал годовой доход в 4 миллиона евро, что позволило ему войти в тройку высокооплачиваемых футболистов в клубе.

Это слишком много для этих кризисных времен и для того, что он может предложить клубу. Тем более, что политика клуба заключается в том, чтобы ставить ставки на молодежь, продвигать ее и продавать потом с выгодой. Если Рома больше не может зарабатывать на Пасторе, то, по крайней мере, клуб должен экономить на нем. Футболист очень хотел бы вернуться туда, откуда началась его карьера.

Аргентинский футбольный клуб Тальерес воспитал его, заработал на нем полмиллиона долларов за первый трансфер и, похоже, станет последней остановкой в карьере Хавьера Пасторе.